• Денис Штейнгоф

Что такое классическая астрология?

Джузеппе Бецца


Что такое классическая астрология? Соответствует ли это название какому-нибудь периоду в истории астрологии? На это очень сложно дать утвердительный ответ; наоборот - возникают другие вопросы. Можем ли мы указать когда и где родилась астрология? Есть ли тому документальное подтверждение? Существовала ли до-классическая астрология? Был ли у неё золотой век и упадок? И если были периоды в истории человеческой мысли, когда астрология считалась наукой, может ли наше понимание принять рождение, упадок и исчезновение науки? Более того, как мы можем назвать «наукой» семиотику видимости, которая представляется порождением animosum pectus [Широкой груди, лат.], а не mens et ratio [мышления и рассчёта лат.]? Уже давно была доказана справедливость слов Теренция : «mala mens, malus animus» [Дурное мышление, дурная душа]. Но если мы захотим углубиться в суть проблемы и обратимся к текстам древних астрологов, нас обескуражит изобилие методов и их чрезвычайное разнообразие. Об этих методах и сегодня можно прочитать во многих греческих, латинских и арабских рукописях, источником которым служили своды египетских и месопотамских доктрин, но мнения древних отличались друг от друга.


Где родилась эта претенциозная звёздная наука - наука, стремящаяся объединить созерцание высшей красоты небес с суровыми законами физики, основанных на видимых явлениях, практически отвергая драматическую дихотомию Шелли между поэзией и наукой. Мы можем часами рассуждать об упадке астрологии, это очевидный факт, но мы не можем говорить о её истоках - нам они неизвестны. Мы приходим в замешательство, когда слышим бесхитростные заявления древних об изобретателях астрологии. Когда Святой Августин называет Атласа «великим астрологом», он обращается к евгемеристской доктрине, превращающей героев в мудрецов. И не только Атласа - Урана, Бело, Тота, Прометея, Астреуса, кентавр Хирон тоже открыл астрологию людям. Святой Августин сообщает нам, что Атлас жил в одно время с Моисеем, который, согласно Филону, был математиком, астрономом, геометром, музыкантом и выдающимся философом. Небесной науке он научился у ассирийцев. До Моисея Авраам научил математике и астрономии египтян, ничего об этих науках не знавших. Те люди получили небесную науку через откровение.


Кроме того, существует традиция, согласно которой и астрологии и астрономии люди научились у восставших ангелов; греки же считали, что эти две науки были раскрыты «царям, любимым божеством», то есть «боги позволили впервые людям познать небо», как говорит Манилий. Было открыто существование естественных законов, которым подчиняются времена года и изменения в растительном мире. Также были раскрыты влияния небес на все физические и моральные земные законы, коллективные или индивидуальные. У нас нет сомнения, что человек осознал наличие столь тесных отношений между землёй и небом ещё в давние времена. Китайский император, как сын неба, был ответственен перед небом за ошибки своих министров. Также любой монарх в любое историческое время всегда ощущал потребность утвердить своё божественное право - власть на основе тщательного соблюдения священного обряда. Но в каком виде астрономическое знание было получено? Несомненно, в примитивном, но в тоже время - в более сложном, чем нам представляется. Сегодня каждый знает, что Земля вращается вокруг Солнца, но это утверждение вредит целостному восприятию наблюдаемых явлений. Астрономия и астрология в прошлом были неразрывно связаны, так, что одно понятие часто использовалось для обозначения другого, без различия. Законы древней астрономии, от эксцентрических орбит до закона трепидации восьмой сферы, были физическими законами, печатями (эпиземами) законов небесных, источниками для суждений и предсказаний, кои являлись целью астронома, философа, - того, кто ищет истину. От древних, говорит Аристотель, к позднейшим поколениям в форме мифа дошло представление о том, что небесные тела - суть божества, и что божественное объемлет всю природу. А всё остальное уже дополнительно было добавлено в форме мифа, чтобы добиться послушания у толпы. Если мы примем во внимание только содержание этих верований, а именно, что божества были высшими существами, нам следует принять факт, что они говорили на божественном языке... Кто эти древние люди, palaitatoi anthrôpoi? Может они, как написано у Гомера, обитатели Трои или современники Сервия Туллия? Мы считаем, что palaitatoi anthropoid, о которых нам сообщает Платон, - это те, кто придумали названия вещам. Palaioi (πᾰλαιός πᾰλαιόω - древний), потому что они принадлежат к мифическому времени и не могут существовать в любых других временных рамках.


Если мы зададим вопрос, когда в западной традиции впервые был использован полный метод предсказаний, основанный на астрономических явлениях, мы можем сказать Бероз, Эпиген, и Критодемус были первыми известными астрологами. Сегодня мы считаем, что Критодемус жил немногим ранее легендарного Петосириса, время жизни которого было преремещено историками науки из седьмого века до нашей эры - во второй. Мы же считаем, что Критодемус жил в третьем веке до нашей эры. Таким образом, Антиох, Прассидикос, Тимей, Серап Александрийский и Тевкр должны быть современниками египетского жреца.


Здесь надо отметить, что астрологи эпохи эллинизма обычно разделяли своих предшественников на archaioi and palaioi. Первые - это те, кто впервые практиковал астрологию, а вторые - те кто её изобрёл и впервые создал её язык. Мы знаем имена первых, и факты об их земной жизни; о вторых же мы не знаем ничего. Они окружены мифом и существуют в безвременье, как Гермес с тысячью лиц, которому наши предки, по мнению Ямвлиха, приписывали изобретение мудрости. Они первыми дали названия понятиям искусства, например, agathodaimôn (добрый гений) - одиннадцатому дому.То есть астрологические названия и характеристики, восходят к Гермесу Трисмегисту. Мы располагаем примером из Гефастиона Фиванского: Панкарий (Гефастион часто ссылается на мнение некоего Панкария, но никак не объясняет кто это) не относится ни к archaioi ни к palaioi, потому что он современник, но Порфирий, Антигон Никейский, Доротей, мудрецы-египтяне, которые были до него, перечисляются среди archaioi. Palaioi, же - это те, кто впервые наблюдал небесные формы, природу планет, и непогрешимых звёзд; palaios -это древняя рукопись, которую Птолемей держит в руках.


Согласно греческим астрологам поздней античности, которые жили после II века, archaioi - это исторические предшественники. Те же, в свою очередь, сформировали свою доктрину, ссылаясь на palaioi, среди которых ведущая фигура - Петосирис, главный из всех palaioi. И вот перед нами три эпохи: древних астрологов, старых и новых. Среди новых есть одна выдающаяся личность не только из-за завершённости его учения, или его точного знания о небесном движении, но прежде всего - из-за новой концепции и нового метода в искусстве астрономических предсказани. Этой личностью является Клавдий Птолемей, который во второй главе, третьей книге «Четверокнижия» отказывается от древнего (archaios) метода предсказаний, который основан «на комбинациях всех или почти всех звезд, поскольку он очень разнороден и почти безграничен, если излагать его точно и подробно». Этим методом предсказания был методом египтян, богатый конфигурациями и трудный для понимания.


Эти различные методы древних, трудные для усвоения и загадочные, как заявляет Валенс, составляют традицию для новых астрологов. Многие астрологи, такие как Валенс, пытались её объяснить, сохраняя искусство в рамках тайного учения. Не отказываться от духа традиции означает сохранить её богатство, а также значит - говорить на её языке, который не является языком философов, то есть изучающих природу ученых. Птолемей же поступает иначе: он не отказывается полностью и повсеместно от традиции, напротив - используемые им технические термины - те же, что использовали сами старые астрологи, и цель Порфирия в его введении - объяснить их современникам. Но, будучи философом и учёным, Птолемей предпочитает придерживаться естественно-научного направления. Интерпретируя с помощью знания астрономии конфигурации и движения светил,он использует «соответствующие философские понятия», а это может означать частичный отказ от традиции.


Таким образом, Птолемей для нас - новейший астролог. Он провозгласил, что предсказание включает в себя математику и физику - обосновывающую часть искусства; и философию, то есть часть, которая делает выводы. В дальнейшем астрология, существовавшая на греческом языке после Птолемея, продолжает содержать в себе древние и новые элементы вперемешку. В 4 веке Павел Александрийский под влиянием Птолемея переписывает своё «Введение», но никак не может забыть «египетских мудрецов». Гефастион Фиванский в своём парафразе «Четверокнижия» добавляет к каждой главе методы, мнения и афоризмы старых астрологов (archaioi). В пятом веке Реторий, который демонстрирует чистоту птолемеева метода предсказаний, в своих инструкциях к интерпретации гороскопа рождения ссылается на различных авторитетов по каждому суждению.


Давайте оставим разные эпохи, во время которых техника астрономического предсказания существовала. В этих эпохах нет согласованности, вообще, историческое развитие в некоторой мере противоречит последовательному развитию человеческой мысли. Тем не менее в позднем эллинизме астрология считается математической наукой, раскрывающей различные перипетии судьбы. И эта концепция оставалась неизменной многие века. Астрология была Искусством и математической наукой, но не выведенным из опыта мнением, не имеющим доказательств ложности противоположного. «Когда милиионы людей на протяжении тысяч лет разделяют одно и тоже мнение, можно догадаться, что это принятое мнение основано на неопровержимых фактах, на многих наблюдениях, подтверждаемых событиями». Таким образом граф Альтавилла хочет убедить девушку Алисию поверить в волшебство. Таким же образом он пытается защитить и спасти веру в звёзды. Однако наука не нуждается в оправданиях такого рода. После революции Коперника в 16-17 вв., кроме естественной астрологии, которая на законных основаниях объясняет фигуры и движение планет и звёзд, претендуя на предсказания погоды, другая астрология вместе с её мастерами и их учениками, теряет кредит доверия: «Не зная какое оскорбительное название дать астрологии, они называют её юдициарной», не смотря на то, что «в любой нормальной науке с целью узнать некоторую предложенную вещь, узнают её причины, как говорит Философ: scire est rem per causam cognoscere (Вещь познаётся через выяснение её причин.), правда такое знание - ничто иное как силлогизм, в котором на основании предшествующих очевидных и знакомых утверждений, делается вывод, заключение и суждение, которое ранее не было известным[8].


До открытия Ньютоном закона всемирного тяготения, научная мысль знала и принимала другой всемирный закон природы. Этот всемирный закон был астрологией. Он основывается на том, что природа управлялась и управляется движением небес, а человек, будучи живым существом, воспроизводимым в мире природы и живущий в нём, находится в рамках этого природного закона. Таким образом, астрология является истинно естественной наукой точно так же, как и философия. «Она является естественной, так как исследует естественные воздействия на естественную субстанцию свойств, которые естественным образом присущи звёздам... она является наглядной, поскольку исследует движения и деяния небесных тел , такие как затмения и восходы Солнца, но если она исследует воздействия звёзд на наши низшие вещи, которые переменчивы и могут различными способами препятствовать небесному влиянию, то она наука строящаяся на догадках, как с полным основанием называет её св. Фома[9].


Мы не собираемся говорить о последних веках, когда начала самоутверждаться постоянно изменяющаяся вторичная культура; там можно найти беспорядочные остатки ретирующейся астрологии. Нас не это сейчас интересует. До Возрождения астрология являлась частью научной культуры и принимала участие в привратностях человеческой мысли. Немногим ранее закрытия афинской школы, Реторий-египтянин, на базе archaioi и метода Птолемея, закладывает фундамент синкретического мышления, которое, видимо, предвосхитило византийский энциклопедизм.


Если Реторий представляет из себя последнюю значительную фигуру греческой астрологии, зарождённая арабская астрология вновь демонстрирует пристальное внимание к традиции archaioi и даже расширяет её границы, благодаря знакомству с культурами народов, обращённых в ислам. Современная историография до периода больших войн, считала, что проникновение аристотелизма в мусульманскую культура около VIII-IX вв. явилось причиной упадка астрологической мысли. На самом деле, всё обстояло в точности наоборот: как и в греко-римской культуре у арабов никогда не было разделения на астрономию и астрологию; они относились к единой науке al-nujûm. Абу Ма'шар подтверждает научный характер астрологии, базируясь на аристотелевой натурфилософии и провозглашает астрологию точной и совершенной наукой в аристотелевом смысле. Главными авторитетами «Введения в астрологию» Абу М'ашара являются Аристотель, Птолемей и Гермес - имена эмблематичные для всей средневековой астрологической науки.


До конца XVI века астролог представляет из себя философа, интерпретирующего движение небес и законы природы. Он астроном и физик, нередко медик, считающий себя учеником Птолемея, Галена и Аристотеля. Его мышление классическое. Астрологи арабского мира, средневековья и эпохи Возрождения считали самого Птолемея последователем Аристотеля. Абу М'ашар и Ал-Кинди используют аристотелевский фундамент, как и физико-философское мировоззрение астрологов средневековья и Возрождения. Но немногим позже, около второй половины XVII века, когда рациональные доказательства, которым противоречит доктрина Аристотеля, начинают приобретать большее доверие, чем предлагает чувственное восприятие, та, что некогда была королевой наук, низвергается с трона. И во второй половине семнадцатого столетия аристотелева физика входит в долгий и необратимый кризис, который явился предвестником Просвещения. Однако в это время создаётся одна из наиболее важных интерпретаций астрологической доктрины Птолемея, основанной на аристотелевском прочтении «Четверокнижия» в произведении Плачидо Титти. Когда Людовиг VIII спасался бегством от Имперского Орла, Принц Де Конде должен был осведомиться, не собирается ли Его Величество всё же обмыть ноги в тихой деревенской гостинице, куда занесли его несчастливые времена в день годовщины церемонии.


Источник:


http://www.cieloeterra.it/eng/eng.articoli.astrologia/eng.astrologiaclassica.html

Просмотров: 0

БУДЬТЕ ВСЕГДА В КУРСЕ

НОВОСТЕЙ АСТРОПРОФИ

  • Vkontakte - Black Circle
  • Google+ - Black Circle
  • Facebook - Black Circle